66.50
75.62
17.73
Наука

Гомельский учитель, икона психологии

В конце 2016  года широко отмечалось 120-летие Льва Семеновича Выготского. Как Пушкин и Байрон, он прожил всего 37 лет и, как поэты, посвятил свою жизнь слову. Великий психолог показал, как слово делает из детеныша человека, способного на разумные действия и поэзию.

Лев Выготский родился в 1896 году в маленьком городке Орша в Белоруссии. Когда ему исполнился год, семья переехала в Гомель. Родители были небогатыми, но образованными людьми, владели несколькими языками. У восьмерых детей был минимум одежды, зато семья часто ездила в театры и очень много читала. Детям наняли частного преподавателя, который использовал метод сократических диалогов. Только с тринадцати лет Лев начал учиться в частной гимназии.

Окончив гимназию с отличием, Выготский поступает на медицинский факультет Московского университета. Для евреев в столичных вузах существовала «процентная норма»: три процента мест для окончивших классические гимназии с медалью – и выбирать они могли только между юриспруденцией и медициной. Родители посоветовали медицинский. Гуманитарий Выготский выдержал на нем месяц и перевелся на юридический. Окончив университет, он мог бы работать в адвокатуре и получить разрешение жить вне «черты оседлости».

Однако и юриспруденция не давала радости ни уму, ни сердцу. Поэтому параллельно Лев начал посещать свободные лекции историко-философского факультета Университета Шанявского. Это было необычное учебное заведение для тех, кто хотел получить прежде всего знания, а не диплом. Официально признанных дипломов этот университет выдавать как раз не мог. Зато для жаждущих знаний здесь не существовало никаких процентных ставок и ограничений по социальному происхождению, национальности или вероисповеданию.

В 1917 году Выготский получает свидетельство о том, что им прослушан курс юрфака университета, и возвращается в Гомель, где заражается туберкулезом, который будет много раз обостряться в оставшиеся полтора десятка лет его жизни. Во времена отсутствия антибиотиков этот диагноз был приговором с отсрочкой. От болезни скоропостижно погиб его младший брат...

В Гомеле устанавливается советская власть, и ей требуются новые учителя. Выготский идет преподавать в трудовую школу литературу, в педтехникум и на педагогические курсы —психологию, в народную консерваторию — эстетику и историю искусств. Преподает он и в профтехшколе печатников и металлистов, и на курсах по подготовке дошкольных работников. Будущий автор культурно-исторической теории развития личности чувствует, что истории в Гомеле хоть отбавляй, а вот культуры не хватает. Нет, например, постоянной театральной труппы. И Выготский берется обеспечить город спектаклями. Он начинает заведовать театральным подотделом Гомельского отдела народного образования и в этом качестве ездит по городам России, приглашая и привозя в Гомель актеров и театральные коллективы. Параллельно публикует театральные рецензии, работает редактором в издательстве, организует библиотеку…

На фоне этой бурной деятельности, так сказать в свободное от работы время, он пишет два произведения – «Педагогическая психология» и «Психология искусства». Вообще, можно сказать, что к анализу психологии человека Выготский пришел от анализа художественных произведений, того, как изображаются в них характер и чувства людей и, с другой стороны, как эти произведения на людей воздействуют. Еще студентом он написал монографию «Трагедия о Гамлете, принце Датском, У. Шекспира», затем психологический анализ басен, рассказов Бунина. Для чувствительного юноши, воспитанного на театральных постановках, на книгах, в том числе древних трагедиях, которые он читал в подлинниках, было очевидно, что личность человека меняется, развивается под влиянием реальности не только окружающей, физической, но и художественной. Постепенно в сознании Выготского, по замечанию его коллеги Алексея Леонтьева, психология искусства уступала место психологии человека.

В 1924 году Выготского послали на Всероссийский съезд психоневрологов. Он был умный, с хорошо поставленной речью «низовой работник», разнарядку на которого получило Гомельское ГубОНО. Чиновники сделали правильный выбор: гомельский делегат произвел на всех большое впечатление. В том числе на 22-летнего Александра Лурия, который был ученым секретарем Психологического института при МГУ. Будущий ученый с мировым именем убедил свое руководство пригласить на работу одного учителя из Гомеля.

Вскоре Выготский с женой поселились в подвале института на Моховой: это было все, что им могли предложить. Здесь впоследствии образовалась знаменитая в психологии тройка Выготский-Лурия-Леонтьев. Лурия писал, что вся жизнь его делится на два периода: малый и несущественный — до встречи с Выготским — и большой и существенный — после.

Выступление на конференции, которое вывело Выготского на большую орбиту, было программным. В тот момент в советской психологии торжествовал рефлексологический подход: поведение человека изучалось прежде всего с материалистической точки зрения, как результат физиологических процессов. Грубо говоря, как если бы человек мало чем отличался от собаки Павлова. Выготский сам называл себя материалистом в психологии, однако такая трактовка ему казалась узкой. Да, поведение живого существа – это система рефлексов, сказал Выготский, но, когда речь идет о человеке, оно зависит от сознания, воплощенного в речи, то есть направленного вовне и получающего извне сигналы.

Сложнейшие психические процессы невозможно объяснить только работой мозга отдельного индивида, их источник не только внутри организма, не только внутри сознания. Он в знаках, языке, социальных отношениях, орудиях — всем том, что отличает человека от животных и что не может не воздействовать на его психику. Психика животного, живущего в природе, развивается «естественно», человек же находится не в природной, а в «искусственной» среде — общественной, культурной, исторической, и его психика развивается под действием стимулов и сигналов этой среды. Позже концепция Выготского получила название культурно-исторической. В конце 20-х-начале 30-х годов ученый опубликовал множество работ на эту тему.

В 1932 году, когда Выготский из-за новой вспышки туберкулеза уже не мог самостоятельно писать и врачи сказали, что ему осталось два месяца, он начал диктовать «Мышление и речь» — работу, принесшую ему мировую известность спустя тридцать лет после смерти, в 60-х годах. В ней он описывает эксперименты, объясняющие, как ребенок начинает мыслить, сознавать и управлять своим поведением.

Выготский умер в 1934 году.

Во многих биографиях Выготского есть фраза о том, что ему повезло уйти из жизни до 1937 года. Нападки на него начались еще в начале 30-х. А в конце 1936 года после постановления ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» уничтожению подлежало то, что от Выготского осталось, — его книги и имя. Книги изымались из библиотек, их сжигали, а его имя нельзя было упоминать. Ученики Выготского излагали его идеи, от которых психология была уже неотделима, без цитат и ссылок. К 50-м годам большинство советских психологов и педагогов ничего не знали о человеке, чьи теории изучали в вузах.

Полное забвение продолжалось до 1956 года, когда трудами Лурии и Леонтьева вышел двухтомник их коллеги и учителя. Однако вскоре на одной из психологических конференций прозвучала фраза: «Товарищи! Постановление 1936-го года никто не отменял!» И о Выготском в Советском Союзе снова забыли – на этот раз до начала 80-х годов, когда вышло его собрание сочинений в шести томах.

Имя Выготского быстро стало культовым, его мнение многими психологами считается непререкаемым. В этой непререкаемости другие психологи видят опасность и даже несправедливость. «Выготский сегодня превратился в каноническую фигуру, и поэтому его принято цитировать вместо того, чтобы над его сочинениями думать, — сказала в одном из интервью внучка Выготского, тоже психолог Елена Кравцова. — Лучше уж с ним спорить, чем разменивать на цитаты. Ведь сам Выготский был «смысловиком». Он во всем пытался найти смысл».

Источник: Педсовет

Комментарии