66.33
75.58
17.94
Люди и личности
Яна Любарская

Парадокс творчества композитора Валерия Шаулова

Валерий Шаулов — дагестанский композитор, тесно сотрудничающий с национальными театрами, создающий музыку к спектаклям для взрослых и детей, он автор колыбельной на стихи Фазу Алиевой «Ненуй-ненем», композиции «Забытый солдат», «Материнская боль» на стихи Нисона Гилядова, «Баллада о герое» (стихи С. Бодаговского) и др. Раньше наш собеседник активно занимался еще и социальной работой, в течение нескольких лет был членом Общественной палаты Республики Дагестан, выдвигался в городское собрание, как сейчас добавляет, «по глупости», но потом отошел от политики, продолжая сочинять и творить, являясь достаточно интересной фигурой и в данный момент преподавателем музыкального училища. Если оглянуться назад и проследить весь длинный, тернистый  путь, который тот проделал, то невольно начинаешь еще больше уважать этого творческого человека, еще больше гордиться им. 

Будущий композитор родился 26 июня 1952 года в Хасавюрте в семье педагогов Лазаря Ишваевича и Зинаиды Рафаиловны Шауловых. Его отец был директором школы, партийным работником, мама всю жизнь работала учителем начальных классов. Пройдя обучение в  музыкальной школе Хасавюрта по классу фортепиано в 1967 году, почувствовав с ранних лет тягу к творчеству, к искусству, юноша уехал в Нальчик и продолжил там своё образование в музыкальном училище на дирижёрско-хоровом отделении. Через год перевёлся в соответствующее училище Махачкалы, на теоретическое отделение, которое окончил в 1972 году. На следующий год Валерий Шаулов поступил в Ростовский государственный музыкально-педагогический институт в класс композиции. Перед этим, как он рассказывает с печальной ноткой в голосе, пробовал поступить в Московскую консерваторию, но, к сожалению, попытка оказалась неудачной. В 1978 году, Шаулов отслужил в армии и окончательно переехал в Махачкалу, где с тех пор живет и много работает, став преподавателем Махачкалинского музыкального училища им. Г. Гасанова.

Как удалось выяснить в процессе долгого разговора, республиканский композитор успел раскрыть себя во многих формах, но в детском жанре ему ближе всего -колыбельная. Это, наверное, неудивительно, как улыбаясь, повествует наш герой: «С чего любой ребенок начинает свою жизнь? C песни перед сном, которую ему поет мать. Я придумал колыбельную для голоса, есть в моей копилке: оркестровая колыбельная, хоровая. А вообще большого приоритета в жанрах у меня нет, люблю писать симфоническую музыку для сильного оркестра, сочинять композиции по заказу, например, меня часто просят предоставить театральную музыку для спектаклей, мои вещи можно услышать в разных кукольных театрах», — признается Валерий и добавляет, что когда-то он создал оперу, но ему долго не нравилось ее окончание, тогда автор отложил данный проект, а сейчас пытается вернуться к нему, чтобы закончить. Раньше же заняться подведением итогов просто не доходили руки, так как, по его словам, общая обстановка в стране, начиная с 92-го года, не способствовала рождению новых музыкальных шедевров: «Мы не просто жили, а выживали. Я занимался бизнесом, а как раз ту незаконченную оперу писал в трудные дни. В последние годы у меня усилилась тенденция к созданию песен, за прошедшее время свет увидело немало моих сочинений, на самую разную тематику, включающую детские, патриотические произведения, композиции на языках народов Дагестана», — с упоением рассказывает Валерий. Он создавал произведения для поэтов, творивших на кумыкском, лезгинском, даргинском языках, так как хорошо знает фольклор своих соседей. И со вздохом сетует, что когда-то его вещи часто крутили на местных радиостанциях, теперь же это происходит пореже, правда однажды, смеется Шаулов, тот услышал собственную песню в маршрутке, и прошло несколько минут, прежде чем автор смог распознать ее. 

Композитор обожает детей и сочинять произведения для маленьких поклонников для него сплошное удовольствие. Он создал музыку к восьми спектаклям, идущим в кукольном театре, к одному представлению Аварского музыкально-драматического театра, к шести перформансам, идущим на подмостках даргинской сцены. Причем эти вещи искренне и с легкостью полюбили его юные слушатели, наслаждаясь творениями нашего героя на пляжах и в парках. Важно отметить, что композитор даже входил в состав комиссии Союза композиторов по детской музыке с 1991 по 2001 годы: «Детская музыка — это такой жанр, когда соврать и обмануть — невозможно. Если ребятам песня понравилась, они точно полюбят ее...» 

Валерий Шаулов полагает, что в его жизни большую роль сыграли два московских композитора, о которых далее пойдет речь. Игорю Васильевичу Якушенко в 1972 году тот показывал свои «несовершенные» сочинения, которые молодой человек считал идеальными. Мастер потратил тогда полтора часа драгоценного времени, чтобы прослушать их, хотя учителя ждал класс из 20 человек. Из всего услышанного Якушенко отметил романс смельчака и его фортепианную пьесу, заявив, что у Валерия есть музыкальное чутье и опора на национальный колорит, пробивающийся осознанно. Он уверил, что юное дарование непременно станет композитором: «Спустя много лет, находясь в составе той самой комиссии Союза композиторов России по детской музыке, будучи в пути на фестиваль в Нижний Новгород, заглянул в купе поезда, а там, к моему удивлению, сидел тот самый Игорь Васильевич. Он вспомнил мое лицо и так обрадовался, что я все-таки стал композитором. Замкнутый по натуре человек, ни с кем особо не друживший, со мной он всегда поддерживал хорошие и теплые отношения». Вторая личность, о которой наш собеседник вспоминает в самых лучших чувствах, — его московский коллега, композитор Валерий Васильевич Пеньков. С ним начинающий музыкант занимался по композиции, когда пытался поступить в Московскую консерваторию: «Он был страшно взбешен, когда узнал, что я не поступил. Как оказалось, причина была в том, что мне надо было приехать заранее, дабы показаться на глаза кому-то из педагогов, познакомиться лично, чего я почему-то не сделал», — с грустью говорит житель Махачкалы.  

Также, добавляет мужчина, перебирая события давно минувших лет, в музыкальной школе Хасавюрта одно время не хватало достойных педагогов по фортепиано, предмет вели самые разные люди. В последние годы учебы к ним попал студент Московской консерватории Михаил Иванович Фомин, который за пару лет успел передать юному Шаулову важнейшие навыки этого вида искусства. После учебы в Нальчике и на первом курсе музыкального училища Махачкалы Валерий Шаулов по наивности полагал, что уже прекрасно играет на рояле самые разные популярные песни, а, получив после академического концерта три балла, сильно задумался, потеряв ненадолго уверенность в своих силах. К тому же некоторые его педагоги в тот момент и вовсе не верили в его таланты и способности, не считали, что из него выйдет настоящий профессионал. Исключением стала легендарная народная артистка Дагестана Лилии (Рахиль) Викторовна Этигон, единственный педагог, который не сомневался в светлом будущем ее подопечного: «Вот увидите, что с ним станет после четырех лет регулярных занятий!» — уверяла она. Нашего же героя, как сильного и амбициозного человека, произошедшее больно задело за живое, и он решил доказать всем и самой Этигон, что не зря столько учился и выбрал музыкальную стезю в качестве приоритетного дела всей жизни. С той поры его будни состояли из регулярных изнурительных кропотливых занятий на инструменте, когда этот, несдающийся студент в течение 4-х лет приходил в училище раньше всех, покидал его стены позже всех, а говоря проще — «пахал». К счастью, это принесло свои положительные плоды, и уже через четыре года те же самые преподаватели были в восторге от его музыкального исполнения, а Шаулов сумел продемонстрировать всем и самому себе, что все сможет, если только сам захочет.

Конечно, чтобы писать новую музыку тонко чувствующей нежной натуре, как полагается думать, крайне важно получать новые волны вдохновения, счастья, положительных эмоций. Но парадокс жизни и работы Шаулова состоит как раз в том, что чем хуже ему живется, тем лучше он пишет, так как его душевные страдания часто выливаются в неповторимые авторские музыкальные творения, способные дарить радость другим. Подобное удивительное явление маэстро считает закономерным для многих композиторов: «Бетховен жил в нищете, но преподносил людям такие изумительные сочинения! Когда мне бывает плохо, нахожу в этом свою отдушину, достаю из закромов свои старые незаконченные произведения, пытаясь дописать их. А вообще творческая жизнь — она такая, никогда не знаешь, для чего ты  творишь и почему... Просто берешь и делаешь. Привычка — вторая натура».

В ближайшем будущем Валерий Шаулов планирует закончить две крупные работы: «Концерт для оркестра» и цикл романсов для камерного оркестра на стихи Адалло Алиева, дагестанского литератора, пишущего на аварском языке, что иногда служит определенным камнем преткновения, ведь популярностью в республике, фигура последнего не пользуется, хотя он и является прекрасным поэтом.

Комментарии